Поэзия I Проза I Публицистика I Литературная критика

Лаконизмы I Книги I Отзывы I Интервью

Стихи Ленчика на РифмеРу

на главную

 

Баннеры для обмена

Отзывы

 

М. Георгадзе.

Моление о тучке

 

Евсей Цейтлин.

Сегодня и Давно

 

Людмила Душина. У поэзии нету иного начала...

 

 

М. Георгадзе. Новое русское слово, 19 февраля 2000

Моление о тучке

(Свадьба. Фатальная история)

Один мой знакомый (ныне покойный) писатель как-то сказал: "Хорошо бы перенестись отсюда (имелся ввиду бывший Советский Союз, где мы тогда находились) в нормальный мир, забыть всю эту политику и писать там прозу не о вечных проблемах, а о нормальных - скажем, об охоте на лосей или о странных видах секса". Слова эти вспомнились мне после прочтения повести Льва Ленчика "Свадьба", и вспомнились потому, что Ленчик поступает прямо противоположным образом: пишет о людях, которые переезжают в новый мир в надежде "поохотиться на лосей" - и оказываются лицом к лицу со старым знакомым "призраком коммунизма" - в виде собственного отражения в зеркале.

Сюжет "Свадьбы" нелеп и неподделен, как нелеп ее главный герой  - Нухим-Николай-Наум, от имени которого ведется повествование. Эмигрант Наум, бывший одессит, а ныне благополучный житель чикагских пригородов, старается отрешится от прошлого, но прежние "слова и идеи" не дают ему покоя. Какие слова и идеи? - "Клеймо еврейства" - источник то гордости, то унижения; "гнедая русскость", которую он то любит, то ненавидит; свобода и рабство, вера и безверие -  по Бердяеву, Солженицыну, Пушкину, Пастернаку. Иначе говоря  - знакомый до оскомины джельтменский набор проблем интеллигентного советского шестидесятника вкупе с доморощенным философствованием и самопоеданием. Более всего Наум страдает от истерической формы атеизма, сквозь которую слишком явно просвечивает стремление к вере.

Сюжет завязывается, когда он узнает, что один из его сыновей решил жениться на религиозной американской девушке и что свадьба будет "поповской", то есть -  по христианскому обряду. Немудреное это известие кажется Науму катастрофой. "Тот факт, что Сашка пойдет под венец, благословленный десницей церкви, на которой в течение веков не просыхала человеческая кровь, в особенности еврейская, - вот что,  по-настоящему, сводило с ума и не отпускало ни  на минуту. "В придачу Наум сталкивается на улице с бывшим служебным "куратором" из КГБ по кличке Хромополк. Хромополк переквалифицировался: теперь он инженер, приехал в Америку на стажировку и водит компанию с женихом - Сашкой. У Наума появляется еще один повод для беспокойства: "Простейший сюжет. Хромополк - не простой гэбэшник, а шпион. Он приехал завербовать Сашку моего. И с успехом это делает. А что? Молодой преуспевающий  инженер-физик, начиненный знаниями самых последних достижений мировой электроники - чем не улов? К тому же мягок, романтичен, с несколько по-детски сентиментальной памятью о родине, русский по самому нутряному складу души, вкуса и вообще сознания. Может ли быть еще что-нибудь более лакомое, более привлекательное для наших вездесущих тевтонцев. чем этот неоперенный молодец? Так что Хромополк его вербует. Я, узнав об этом, убиваю и себя, и его. Сына, значит, чтобы не достался тевтонцам".

Дальнейшее течение событий неподвластно герою и кончается, как он и предсказывал, кровью, пролитой на злосчастной свадьбе, хотя виновной оказывается отнюдь не христианская церковь и не КГБ.

Абсурдные фантазии героев роковым образом претворяются в реальность. Может быть, поэтому автор присваивает повести окрашенный грустной иронией подзаголовок - "Фатальная история".

Ленчик показывает, как то, что на фоне "советской ночи" могло казаться значительным и героическим, при " дневном освещении" нормального существования превращается в болезненную гримасу. Задача сложная, поскольку это значит - рассказать о знакомом и неприятном так, чтобы не стало ни скучно, ни неприятно. И Ленчик справляется с нею с блеском. Его повесть крайне динамична и читается легко, как детектив, несмотря на то, что внутренние монологи и рассуждения Наума занимают не менее трети объема книги. Раздражительный и раздражающий с первых страниц  Наум, его многочисленные друзья и родственники - не вызывают сомнения в их реальности. (Единственное исключение, пожалуй, составляет подавляющий положительностью Хромополк). В спорах, в застольных разговорах Ленчик умудряется воспроизвести очарование импровизированных диалогов. И книга затягивает, как затягивает все живое; заставляет читать себя.

 Независимо от того, заинтересует читателя пафос "Свадьбы" или нет, в повести найдется множество замечательных, на мой взгляд, эпизодов, ради которых ее стоит прочесть. Например, смущенный, романтический рассказ Кирилла о видении, посетившем его во время экскурсии в Масаду... Или то место, где Наум, в полном соответствии со своей прямой, как палка, логикой, решает в виде исключения сговориться с ненавистным Богом и попросит чуда - тучки на палящем, безоблачном небе...

И что же, послал Бог Тучку? - Прочитаете - узнаете.

                                          К началу страницы